Суббота, 16.12.2017, 08:00Главная | Регистрация | Вход

Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
монголы
Монголы
 

Родина монголов расположена к северу и северо-западу от Китая в районе, который называется Средней Азией. Это холодное, засушливое плоскогорье, иссеченное разрушенными, выветренными горными хребтами. На севере лежат сибирская тайга; на юге, вдоль китайской границы, голая бесплодная степь и пустыни. Между тайгой и пустынями – пространство плодородных степей, простирающихся далеко на запад, за пределы Монгольского плато.

Племена Средней Азии. В 12 в., незадолго до возвышения Чингисхана, многочисленные монгольские племена кочевали за пределами современной Монголии, к северу их нынешних границ. На востоке жили конкираты, племя, из которого Чингисхан взял себе жену. Его собственное племя халха кочевало между тайгой и степями в районе, который сейчас является Читинской областью Российской Федерации. Далее к западу, около озера Байкал, жили разные лесные племена: меркиты, ойраты, тумуты. Ряд народов Средней Азии имели тюркское происхождение. Между 6 и 10 вв. эти народы образовали несколько династий, которые в то или иное время господствовали над территориями, составляющими большую часть Азии к западу от Китая и к северу от Индии. Перед самым возвышением Чингисхана в Средней Азии было три важных тюркских государства. На крайнем западе находились найманы, тюркский народ, в жилах которого, возможно, текла часть монгольской крови. Центральная часть занималась главными противниками найманов кереитами. Кереиты были приверженцами восточно-христианской секты несторианцев, их правителей имели христианские имена – Марк и Кирей. На крайнем востоке этого региона находились татары.

Монгольский образ жизни. Предки монголов, возможно, пришли из сибирской тайги. Во времена Чингисхана таежники меркиты и ойроты, вероятно, вели образ жизни своих предков, это были охотники и рыбаки, жившие в берестяных чумах. Халхи отчасти вели такой же образ жизни, отчасти, как и их родственные племена, жившие дальше к югу, кочевали по степи.
Жители степей были в первую очередь скотоводами, пищу и одежду им давали их овцы. Они жили в разборных юртах, мало чем отличающихся от тех, которыми пользуются монголы сегодня. Эти юрты были круглыми, боковые части делались из составных решетчатых рам, опиравшихся на ребра, расходившиеся от центра, подобно спицам зонта. Этот каркас покрывался кусками войлока, и все это поверху стягивалось веревками. Во время непрерывных переходов в поисках свежих пастбищ эти юрты разбирались и складывались на телеги, которые тянулись волами. Богатство кочевников складывалось не только из стад и отар, главное их богатство были кони. Монгольские лошади были крепкими, выносливыми животными, но малорослыми, почти с пони. Своим лошадям, больше, чем каким-то другим факторам, а также своему искусству езды верхом монголы обязаны своими военными успехами. О важности, какую монголы придавали коням, говорится буквально на каждой странице Тайной истории монголов. Автор этой анонимной работы, написанной определенно монголом, хорошо знавшим, о чем он пишет, говоря о расцвете монгольской империи (книга была написана в середине 1200-х годов), не может упомянуть лошадь, чтобы не описать ее до мельчайших подробностей. Он рассказывает, как в молодые годы Чингисхан на гнедом короткохвостом коне преследовал воров, угнавших их семейный табун – восемьдесят светло-гнедых лошадей. Он также с величайшими подробностями описывает лошадь, убитую под Чингисханом в битве 1201 – гнедую с белой мордой. Лошадь давала монголам их национальный напиток, перебродившее кобылье молоко, кумыс.
Верховным божеством всех монгольских племен был Тенгри, или Небо. У таежных племен особое место занимали шаманы, сами племена имели сложно структурированную социальную иерархию. Во главе этой пирамиды стояла знать, имевшая такие титулы, как нойон (князь) или бахадур (герой), за ней шла знать помельче, за ней простые кочевники и наконец, индивидуальные пленники и покоренные племена, ставшие слугами победителей. Все эти сословия подразделялись на ряд кланов, а те, в свою очередь, были частью более широкой и рыхлой организации – племени. Клановые и племенные дела обсуждались на собраниях знати, курултаях, одной из главных функций которых было избрание хана, правителя. Часто хана выбирали на ограниченный отрезок времени для решения определенной задачи, например, для ведения войны. Его права были, как правило, ограниченными, а реальная власть оставалась в руках знати. В таких условиях складывались недолговечные конфедерации, члены которых нередко оказывались в противоположных лагерях и воевали друг с другом. В результате среди монголов постоянно царила анархия, из которой их вывел только Чингисхан.

Исторические предпосылки. Монголы отнюдь не были первыми кочевыми народами Средней Азии, которые начинали обширные завоевания и создавали империи. Почти за две тысячи лет до Чингисхана степные кочевники наводили ужас на оседлое население Китая. Китайцы воздвигли Великую стену, чтобы сдерживать их напор, но это удавалось не всегда – несколько кочевых племен прорвались через эту преграду и создали в Китае местные династии. В 10 в. народ с востока, который называли киданями, создал империю, простиравшуюся от Маньчжурии до большей части современных границ Китая. Их династия называлась Ляо, что значит «Железная», название их государства Хатай позже перешло в европейские языки как «Катай» – так в давние времена называли Китай. Императоры китайской династии Цинь постоянно интриговали против киданей. В начале 12 в., за сорок лет до рождения Чингисхана, Цинь спровоцировали восстание джурдженов, предков маньчжуров, о чем очень скоро пожалели. Джурджены смели власть киданей, но заодно прихватили порядочный кусок владений Суней, взяли в плен императора Цинь и основали династию Цзинь («Золотую») Северного Китая. Двор императора Цинь бежал на юг, а остатки киданей ушли на запад, где в горах Средней Азии основали государство Кара Хитай (Кара Катай).

Возникновение монгольской нации. В начале 12 в. халха заложили основу будущего государства. Вождь по имени Кайду сплотил вокруг себя несколько племен, и его внук Кабул установил отношения с правителями Северного Китая: сначала в качестве вассала, затем, после короткой войны, как получатель небольшой дани. Но племянник Кабула и его преемник Амбакай был схвачен татарами и передан китайцам, которые его убили. Следующий вождь, Кутула, потерпел в 1161 поражение от Китая, выступившего в союзе с татарами, а через несколько лет племянник Кутула Есугай был убит татарами. Сыном Есугая был Темучин, будущий покоритель мира, известный под именем Чингисхан.
Темучин провел детство и юношество в большой нужде. К власти он пришел постепенно, сначала став протеже Тогрила или Онгхана, правителя кереитов в центральной Монголии. Как только Темучин набрал достаточно политической силы, он смог покорить три тюркских государства, которые в то время господствовали в Монголии: татарское на востоке (1202), своих бывших покровителей кереитов в Центральной Монголии (1203) и найманов на западе (1204). На курултае, племенной сходке 1206, он завершил организацию монгольской армии и был провозглашен верховным ханом монгольского народа с титулом Чингисхан («Всеобщий монарх»).


МОНГОЛЬСКАЯ ИМПЕРИЯ

Чингисхан (годы правления 1206–1227). Завоевания в Северном Китае и Средней Азии. Покончив с внутренними врагами, Чингисхан стал мстить правителям Цзинь Северного Китая за унижения, испытанные его предками. В результате трех походов он покорил тангутов, чье царство Си-Ся располагалось между его владениями и империей Цзинь. В 1211 монголы напали на Цзинь и заняли всю ее территорию к северу от Великой стены. В 1213 они прорвались через стену, хлынули в Северный Китай, растекаясь по равнине в сторону Хуанхэ, и к весне 1214 захватили всю эту область. Император Цзинь смог купить мир, заплатив монголам громадный выкуп, после чего они ушли. Вскоре после этого император Цзинь принял решение перенести столицу из Пекина, что монголы истолковали как враждебное действие. Они вновь напали на Китай и разорили Пекин.
На следующий год Чингисхан вернулся в Монголию, теперь его внимание привлекали Средняя и Западная Азия. Найманский принц Кучлуг после поражения, которое он потерпел в 1204, спасся на Западе, найдя убежище в царстве кара-китаев, где ему удалось захватить трон. Его действия представляли постоянную опасность западному флангу Чингисхана. В 1218 монгольская армия под командованием великого полководца Джебе вступила на территорию кара-китаев. Кучлуг бежал в Афганистан, где был пойман и убит. См. также ЧИНГИСХАН.

Поход на Запад. Завоевание среднеазиатской территории дало монголам общую границу с султаном Мухаммедом, правителем Хваризма (современного Хорезма), лежавшего к югу от Аральского моря. Мухаммед владел гигантской территорией от Индии до Багдада и на севере за Аральским морем. Война была в любом случае неизбежной, но ее приблизило убийство двух послов Чингисхана.
Пограничного города Отрар монголы достигли осенью 1219. Оставив часть войск осаждать город, Чингисхан, не останавливаясь, быстрыми переходами добрался до великих городов Бухары и Самарканда, разграбил их и бросился в погоню за султаном Мухаммедом. Султан в панике бежал в Иран, за ним по пятам следовала монгольская армия, в конце концов он умер на глухом островке в Каспийском море. Услышав о его смерти, монголы повернули на север, перешли Кавказские горы, вышли на просторы Руси, разгромили коалицию тюрок-кипчаков и русских при Калке и пошли назад на Восток.
Чингисхан провел лето 1220 на горных пастбищах к югу от Самарканда, где его армия и животные отдохнули и набрались сил. Осенью он начал поход на юго-восток в приграничные с Афганистаном земли. Младшего сына Толуя он послал завершить завоевание Хорасана, бывшего тогда намного обширнее нынешней провинции Восточного Ирана и включавшего в себя великие города Мерв, Герат, Балх и Нишапур. Эта область так и не смогла впоследствии восстановиться после опустошения, произведенного там монгольским нашествием. Только в Мерве было перебито около миллиона человек. Персидский историк Джувейни рассказывает, что в Нишапуре «было приказано так опустошить город, чтобы его можно было перепахать и чтобы в отместку там не осталось живыми ни одной кошки или собаки».
Осенью 1221 Чингисхан нанес удар по Джалал-ад-Дину, сыну султана Мухаммеда. Прижатый со своими войсками к Инду, увидев себя окруженным врагами, Джалал-ад-Дин бросился в реку и спасся на другом берегу. В течение нескольких лет он продолжал беспокоить монголов, пока не умер в Анатолии в 1231.

Возвращение на Восток. Сражением на берегах Инда завершился поход Чингисхана на запад. Услышав о волнениях среди тунгутов, он повернул назад домой, но двигался не спеша и вернулся в свои родные места только через три года после того, как покинул Индию. Последний поход на тонгутов закончился их полным поражением, этот народ совершенно исчез из истории.
Чингисхан не дожил до завершения своего последнего похода и не видел его торжества. Он умер 25 августа 1227 на отдыхе в своем летнем лагере. Причина его смерти не известна, но не исключено, что здесь сказалось падение с лошади во время охоты предыдущей зимой. Он был, вероятно, величайшим полководцем и, несомненно, величайшим завоевателем, какого только видел мир. Приписываемые ему слова дают представление о том, какую цель он ставил перед собой и чего добился: «Величайшая радость для человека – это увидеть своего врага сломленным, гнать его перед собой, отнять у него все, что принадлежало ему, услышать стенания тех, кто нежно любил его, почувствовать между ногами его лошадей и обнять самых желанных из его женщин».

Армия. Военными успехами монголы были обязаны не числу своего войска, вся армия Чингисхана, вероятно, не превышала 150–250 тыс. человек. Сила монголов лежала скорее в их организованности, дисциплине и тактике. Дисциплинированность войска позволяла им атаковать сомкнутым строем и таким образом оказывать страшное давление на численно превосходящие, но неплотно построенные силы противника. Стандартной их тактикой было совершать гигантский охват целым крылом своей армии фланга противника, чтобы нанести удар с тыла. Папский эмиссар Иоанн де Плано Карпини, побывавший родину монголов после их вторжения в 1240 в Центральную Европу, утверждал, что европейским князьям не устоять перед вторым таким нашествием, если они не заимствуют у врага его военной тактики. Он пропагандировал идею разделить европейские армии, как это делают монголы, на десять, сто, тысячу и десять тысяч воинов и настаивал, что их командиры не должны вести армии в бой, а управлять сражением издалека, как монгольские военачальники. К его советам не прислушались, и Европе просто повезло, что монголы не вернулись в Европу со всеми своими армиями.
Монгольский воин носил доспехи из полосок кожи, покрытых лаком от влаги. Его лук, усиленный рогом или жилами, был одним из самых мощных в мире. Засыпав врага тучей стрел, монгольские воины брались за копье или кривую саблю и кидались в рукопашный бой.
Самым же большим преимуществом монгол была их подвижность. Во время походов они вели с собой такое количество лошадей, чтобы воин мог ежедневно ехать на свежем коне в течение трех-четырех дней подряд. Как только начальное сопротивление противника было сломлено, монголы захватывали его территорию с такой скоростью, с которой не мог сравниться никто вплоть до появления танков во Второй мировой войне. Самые широкие реки не представляли для них серьезного препятствия, монголы переплывали их на особых складных лодках, которые возили с собой как стандартное снаряжение. Они были искусны в осаде городов крепостей, известен случай, когда монголы отвели в сторону реку и по ее сухому руслу ворвались в осаждаемый город. Если у них оставались не перебитые пленные, их выстраивали перед своими атакующими рядами, «и таким образом, – писал Карпини, – жителями одной страны они побеждали другую».

Организация империи. Управление империей основывалось на своде законов, введенном Чингисханом и называвшемся Великой книгой ясов. Из сохранившегося фрагмента этого свода законов видно, что ясы были сплавом монгольского традиционного права со сделанными Чингисханом дополнениями. Из числа первых можно назвать такое положение, как запрет колоть ножом огонь, что возможно, выражало страх обидеть духов природы. Особенно интересна яса, освобождавшая священнослужителей побежденных народов от уплаты налогов, несения военной службы и принудительного труда. Это положение хорошо согласуется с готовностью монголов брать к себе на службу чиновников всех наций и верований. У самого Чингисхана были советники мусульмане и китайцы. Его блестящий первый министр Ялу Цуцай был киданским князем. Считается, что именно по совету этого кидана монголы прекратили поголовно вырезать оседлое население и стали использовать таланты покоренных народов для управления империей. В Персии при Ильханах высоких должностей достигали не только мусульмане, но и христиане, и евреи, а у внука великого завоевателя Кублая администраторов набирали по всей империи, даже, как это было с семьей Поло, в Европе.
За исключением священнослужителей, все покоренные народы в интересах налогообложения и набора в армию делились на те же десятки, что и монголы. Так, поголовный налог рассчитывался сразу с десяти человек. Содержание каждого яма, то есть почтовой станции со сменой лошадей возлагалось на две десятитысячные единицы, отвечавшие за обеспечение яма продуктами питания, лошадьми и обслуживание. Система ямов была введена при Огадае, преемнике Чингисхана. Марко Поло подробнейшим образом описывает эту систему, как увидел ее в действии в Китае в правление Кублая. Благодаря этой системе сменных лошадей курьеры Великого Хана могли покрывать за день до 400 км пути.


Угэдэй (Огадай) (годы правления 1229–1241). В момент смерти Чингисхана его старшего сына Чингисхана, Джучи, по всей видимости, рядом не было. У одра умирающего Чингисхана находились его третий сын Огадай (Угэдэй) и младший сын Толуй. Чингисхан выразил пожелание, чтобы его преемником стал третий сын. Весной 1229 курултай должным образом избрал Угэдэя Великим Ханом, до этого момента империей управлял в качестве регента Толуй. Выбор Чингисхана вполне оправдал себя. Под умелым и энергичным руководством Угэдэя империя процветала и расширила свои границы. Одним из первых решений нового хана было строительство столицы для его империи. В 1235 был отстроен город Каракорум, находившийся в 320 км к юго-западу от места, где в настоящее время расположен Улан-Батор, столица Монгольской Народной Республики.
Все то время, пока Чингисхан находился в походе на Западе, война в Северном Китае не прекращалась. В начале 1232 Угэдэй и Толуй лично приняли участие в боевых действиях. Своих целей они добились в течение двух лет: Айдзун, последний император Цзинь, бежал и в конце концов покончил с собой.

Нашествие на Европу. Другая армия Угэдэя вступила в Европу, ею командовали Бату (Батый), сын старшего сына Чингисхана Джучи, и полководец Субадай. Монгольские войска переправились через Волгу осенью 1237 и напали на княжества Центральной Руси, беря город за городом. В начале 1238 они повернули к северу и на 100 км подошли к Новгороду, но отсюда отступили к югу, опасаясь, что весенняя распутица сделает непроходимыми для их лошадей дороги. Летом 1240 монголы возобновили поход и в декабре захватили и разграбили Киев, тогдашний центр Руси. Дорога монголам в Центральную Европу была открыта.
До этого момента в Европе получали только самые противоречивые сообщения о монгольских силах. Самой большой популярностью пользовалось сообщение о том, что это могущественный властелин Индии, царь Давид (некоторые говорили, что он царь евреев) поднялся наказать сарацинов. Только реальное вторжение Батыя в Европу заставило европейцев понять, как плохо они знают положение вещей. Правый фланг армий Батыя прошел через Польшу и нанес сокрушительное поражение польско-германским войскам в битве под Лейпцигом 9 апреля 1241, а затем двинулся на юг на соединение с главными силами в Венгрии. Одержав там победу 11 апреля, монголы сделались хозяевами всей страны к востоку от Дуная. В декабре они переправились через реку и вторглись в Хорватию, преследуя убегавшего от них венгерского короля Белу IV. По-видимому, армия готовилась к вторжению в Западную Европу, когда прибыл гонец с известием, что в ноябре умер Угэдэй. Весной 1242 монгольские войска ушли из Европы, чтобы уже больше никогда туда не возвращаться. См. также МОНГОЛЬСКОЕ ИГО.

Гуюк (годы правления 1246–1248). Смерть Угэдэя открыла период междуцарствия, длившегося почти пять лет, в течение которых в качестве регента выступала меркитская княжна Тёрегене, его вдова и мать его сына Гуюка. В это же время монгольские армии разгромили в северо-западном Иране правителя сельджукского тюркского государства Конья, раздвинув таким образом в 1243 границы империи до Средиземного моря.
На собравшемся в 1246 курултае (недалеко от Каракорума) в конце концов Великим Ханом избрали Гуюка. На этом курултае присутствовал францисканский монах Плано Карпини, прибывший в Монголию в качестве посла папы Иннокентия IV с письмами от папы к монгольскому императору. Гуюк отверг протест папы против опустошения Польши и Венгрии и в ответ приказал ему и всем королям Европы лично предстать перед ним и просить его сюзеренитета.
Проживи дольше, Гуюк скорее всего оказался бы втянутым в гражданскую войну со своим двоюродным братом Батыем. Он служил под началом Батыя в походе на Русь, но поссорился и ушел в Монголию еще до вторжения в Центральную Европу. В начале 1248 Гуюк покинул Каракорум, очевидно, намереваясь напасть на Батыя, но в дороге умер.

Мангу (годы правления 1251–1259). После смерти Гуюка, как и после кончины его отца, последовал длинный период междуцарствия. Правительницей-регентшей империи была вдова Гуюка Огуль-Гаймиш. Но Батый, бывший старшим из монгольских князей, созвал курултай для выбора преемника Гуюка. Курултай выбрал Мангу (Мёнгке), старшего сына младшего сына Чингисхана Толуя, завоевателя Мерва и Нишапура. Из-за оппозиции сыновей Гуюка с их сторонниками церемония провозглашения Великого Хана состоялась только в 1251. Но даже и тогда, еще в то время, когда торжества шли полным ходом, был раскрыт заговор, имевший целью низложить только что избранного Великого Хана. Заговор был тут же подавлен, а князья-заговорщики изгнаны или казнены. Среди казненных была бывшая регентша Огуль-Гаймиш. Внук Угэдэя Хайду ушел в Среднюю Азию, где всю свою долгую жизнь оставался злейшим врагом Великих Ханов. Так среди потомков Чингисхана произошел первый из серии расколов, последствием которых стал распад монгольской империи.
Теперь, впервые со времени смерти Угэдэя, монголы могли думать о новых завоеваниях. В 1253 Хублай, брат Великого Хана, напал на территорию правителей династии Цинь в Южном Китае, а другой его брат, Хулагу, отправился в поход на запад, закончившийся разграблением Багдада. Осенью 1258 Мангу возглавил поход против империи Цинь и умер в августе 1259, руководя осадой одного из городов Китая.
Смерть Мангу по сути положила конец единой монгольской империи. Его брат Хубилай и затем преемник Хубилая Тимур-Ёлейту еще носили титул Великого Хана, но их империя уже начала распадаться на разные государства их наследников. Историю каждого из них нужно рассматривать отдельно.
 
* * *
Copyright MyCorp © 2017 | Конструктор сайтов - uCoz